ФРОНТОВЫЕ «ИНОСТРАНЦЫ»

На помощь русским…

На помощь русским…

Более 60 лет назад, 11 июня 1942 года, в Вашингтоне было подписано "Соглашение между правительствами СССР и США о принципах, применимых к взаимной помощи в ведении войны против агрессии". В переводе с дипломатического языка на человеческий это означало, что начался новый этап уже работавшей к тому времени программы ленд-лиза - американских военных поставок странам антигитлеровской коалиции. Однако, принимая закон о ленд-лизе, американский конгресс имел в виду совсем не СССР, что и привело впоследствии к многолетним взаимным претензиям экс-союзников.
Вопреки распространенному заблуждению, система ленд-лиза создавалась не под СССР. Первыми военную помощь на основе особых арендных отношений - говоря по-современному, оперативного лизинга - запросили в мае 1940 года англичане. Германия к тому времени практически подавила сопротивление Франции и других союзников Англии на континенте. Связанный с немцами пактом о ненападении, Советский Союз объективно оказывался союзником Гитлера, и Англии оставалось обратиться за помощью лишь за океан. Англичане просили предоставить во временное пользование 40 - 50 старых эсминцев.
Строго говоря, англичане предложили три схемы расчетов: безвозмездный дар, оплата наличными и лизинг. Однако Черчилль был реалистом и понимал, что ни первое, ни второе предложения у американцев энтузиазма не вызовут: воевавшая практически в одиночестве Англия была на грани банкротства. Так и вышло: Рузвельт быстро принял третий вариант, и в конце лета 1940 года сделка состоялась. После этого в недрах американского министерства финансов родилась идея распространить опыт одной частной сделки на всю сферу межгосударственных отношений. Подключив к разработке законопроекта о ленд-лизе военное и военно-морское министерства, администрация президента 10 января 1941 года внесла его на рассмотрение обеих палат конгресса.
Второе популярное заблуждение состоит в том, что под ленд-лизом большинство понимает помощь, причем безвозмездную. Между тем, ленд-лиз - это международное соглашение, при подписании которого обе стороны предварительно рассчитывают и оговаривают собственные интересы - экономические, военные или политические. Неслучайно Рузвельт публично заявил, что "помощь русским - это удачно потраченные деньги".
     Закон давал президенту "право передавать взаймы или в аренду другим государствам различные товары и материалы, необходимые для ведения военных действий", если эти действия, по определению президента, являлись жизненно важными для обороны США. Под "различными товарами и материалами" понимались оружие, военная техника, боеприпасы, стратегическое сырье, амуниция, продовольствие, товары гражданского назначения для армии и тыла, а также любая информация, имеющая военное значение. Схема ленд-лиза предусматривала выполнение страной-получателем ряда условий. Уничтоженные, утраченные или потерянные во время боевых действий материалы не подлежали оплате, а уцелевшее и пригодное для гражданских целей имущество следовало оплатить полностью или частично в порядке погашения долгосрочного кредита. Сохранившиеся военные материалы могли оставаться у страны-получателя до тех пор, пока США не затребуют их назад. В свою очередь, арендатор обязывался помогать Соединенным Штатам всеми имевшимися у него ресурсами и информацией.
С помощью ленд-лиза администрация Рузвельта собиралась решить ряд задач - как внешнеполитических, так и внутренних. Во-первых, такая схема позволяла создать новые рабочие места в Америке. Во-вторых, ленд-лиз позволял оказывать влияние на страну-получателя. Наконец, Рузвельт выполнял предвыборное обещание ("Наши парни никогда не будут участвовать в чужих войнах"), посылая европейцам только оружие, но не солдат.

АВТОМОБИЛИ ПОБЕДЫ ИЗ-ЗА ОКЕАНА

     Автомобили в СССР поступали в виде 50 моделей - 26 американских, канадских и английских фирм. Производителей комплектующих частей было намного больше: только стандартные задние фонари выпускали пять разных заводов.
Подпись: «Ленд лизовский» Chevrolet G7-107     До сих пор многие в бывшем СССР склонны считать, что союзники поставляли нам все ненужное, залежавшееся на складах. И вспоминаем, как сам Черчилль однажды обмолвился: "У танка, названного моим именем, недостатков больше, чем у меня самого". Но позвольте, ленд-лизовскую технику принимали наши комиссии. И потом, если это «Студебекер» или «Виллис» - то плохой автомобиль?!
Подпись: Легендарный «Willys»     Вообще-то Сталин просил у американцев вовсе не «Виллисы», а мотоциклетные коляски. Но госсекретарь США Эдвард Р. Стеттиниус в январе 1942-го посоветовал послу Литвинову джипы, которыми уже успешно пользовалась американская армия. Мы попробовали и скоро запросили еще. Всего за войну мы получили 44 000 командирских автомобилей Willys MB и Ford GPW (General Purpose Willys). Эмблем на них не было, поэтому их всех обозвали «Виллисами».
Подпись: Фронтовой «СТУДЕР» (US 6)     Но больше всего в Советский Союз попало американских грузовиков US 6 - около 152 000 экземпляров. Их выпускали две фирмы, Studebаker и RЕО. В каждой кабине красноармейца ждала новенькая хрустящая кожанка из тюленьей кожи, но эта роскошь тотчас изымалась на более важные дела - дескать, наш водитель и в шинельке поездит. "Студеры", как фронтовики прозвали эти грузовики, оказались самым подходящим транспортом для суровых фронтовых условий ( в частности, из-за меньшей степени сжатия они были менее чувствительны к качеству бензина).
Это были машины повышенной проходимости, они не боялись ни песка, ни снега, смело вступали в поединок с раскисшими грунтовыми дорогами... В суровые годы Великой Отечественной автомобили-солдаты возили бойцов и снаряжение, буксировали орудия и служили базой для легендарных «катюш».
История появления «Студебекеров» на свет довольно любопытна. В предвоенные годы попытки как-то стандартизировать «многомарочный» автомобильный парк американской армии не принесли заметных успехов. И только уже в разгар Второй Мировой войны, в 1940 году, были определены основные классы машин – 2,5-тонные, трёхосные, со всеми ведущими колёсами. Производство же их из-за различных бюрократических проволочек развернули лишь спустя год.
Для военно-морских сил и корпуса морской пехоты автомобили такого типа стала строить фирма «Интернэшнл Харверстер». А самый крупный заказ – оснащение сухопутных войск – достался корпорации «Дженерал моторс» (сокращённо GMC), которой в те времена частично принадлежала чикагская фирма «Еллоу трак энд коуч».
Ей и поручили выпуск трёхосок. Производство машин началось с января 1941 года. Они базировались на узлах и агрегатах коммерческих грузовиков GMC и обозначались как тип СОЕ (сокращение от Cabine over engine – кабина над двигателем).
В сентябре фирма подписала контракт и на производство грузовиков с обычной компоновкой, то есть с кабиной, расположенной позади двигателя, что, как известно, обеспечивает лучшее распределение веса по осям и, следовательно, более высокую проходимость. Вскоре спрос на такие автомобили намного превысил производственные возможности фирмы. Пришлось делиться с другими. Выбор пал на известную фирму «Студебеккер».
     В Красной Армии чаще всего применялись длиннообразные «Студебекеры» типа US-6 с цельнометаллическими кабинами. Такая машина в варианте без лебедки весила 4505 кг. Шестицилиндровый карбюраторный двигатель жидкостного охлаждения развивал мощность 95 л. с. при 2500 об/мин. Максимальная скорость автомобиля с полной нагрузкой достигала 70 км/ч по шоссе, запас хода составлял 390 км.

Во фронтовых условиях «Студебекеры» зарекомендовали себя достаточно надёжными и прочными машинами. Хотя их номинальная грузоподъёмность составляла 2,5 т, по дорогам с твёрдым покрытием они успешно перевозили до 5 т. Правда, в отличии от грузовиков СССР, они требовали более качественного топлива и смазки. Новым для советских автомобилистов в «Студебекере» были пятиступенчатая коробка передач с пятой ускоряющей передачей, двухступенчатая раздаточная коробка без прямой передачи, тормоза с гидроприводом и вакуумным усилителем.
Первые серийные реактивные установки БМ-13 монтировались на шасси трёхосных грузовиков ЗИС-6.Позже для этой же цели использовались и другие шасси: лёгкие танки Т-60, транспортные тракторы СТЗ-5, импортные грузовики GMC, «шевроле» и прочие. Чтобы покончить с разнобоем, в апреле 1943 года взамен десяти разновидностей был принят на вооружение унифицированный образец БМ-13Н (индекс Н означал «нормализованный»). Базой для него выбрали «студебекеры». На них монтировали и другие советские реактивные системы залпового огня: 82-мм БМ-8-48, 132-мм БМ13СН (со спиральными направляющими, что значительно увеличивало кучность стрельбы) и, наконец, 300-мм БМ-31-12 – самую мощную реактивную установку того времени, прозванную на фронте «андрюшей».
Всего за годы войны США выпустили свыше 197000 грузовиков типа «студебекер»; большое количество их было поставлено в СССР. Часть машин поступала в разобранном виде, и их сборку осуществляли на автопредприятии ЗИС в Москве.
     Но вот настала пора возвращать одолженный у соседа «шланг» (так в свое время выразился о Ленд-лизе президент США Рузвельт). В 1946-47 годах часть автомобилей после капитального ремонта мы сдали союзникам. По свидетельству очевидцев, происходило это так: союзники пригоняли в порт корабль с прессом и ножницами. Специальная комиссия придирчиво принимала технику, проверяла соответствие заводской комплектации, после чего ее тут же отправляли... под пресс и в виде "кубиков" грузили на баржи. Кому, спрашивается, на Западе были нужны автомобили сомнительной сборки, да еще побывавшие в руках красноармейцев?
Под этими прессами бесследно сгинули редкие модели, в том числе разведывательные автомобили RC (reconnaissance car) американской фирмы Bantam. Из 2675 выпущенных "Бантиков", как прозвали их наши водители, почти все в первый год войны попали именно в СССР.
Кстати, финансовый долг за ленд-лиз перед США у СССР был довольно солидный. Его остаток в количестве 674 миллионов долларов СССР прекратил выплачивать в 1973 году, мотивировав это продолжавшейся с американской стороны дискриминацией Советского Союза в торговле.
     А много "Виллисов", "Доджей", "Студеров" и прочих автомобилей долго служило во всех отраслях советского народного хозяйства и в армии. Где-то они теперь?
Многие давно уже отправлены в металлолом, хотя старожилы говорят, что один «студер» стоил пять таких же как он «ГАЗ-ов», и в отличии от детищ отечественного автопарома ездили по советским дорогам, пока фактически не развалились по причине полного износа. Кое-что попало в музеи, кое-что на киностудии, где являют себя своим присутствием в очень знакомом боевом антураже Второй Мировой войны.

Major@

Главная » Архив номеров » номер 20 » ФРОНТОВЫЕ «ИНОСТРАНЦЫ»