«КАТЮША»

ДОЧЬ АРТИЛЛЕРИИ - БОГА ВОЙНЫ

     «Бог войны» - именно так называют артиллерию военные, и не без основания. Случаи, когда один пушечный залп решал не только исход битвы, но и течение истории для того или иного государства, во многом подтверждают исключительность этого рода войск по части радикального решения судьбы исхода даже целой войны. Мало кто знает, что результат короткой и кровопролитной войны с Китаем за ничейный остров Даманский был предрешен всего одним артналетом, тогда еще секретной системой залпового огня БМ-21 «ГРАД». Ринувшиеся в наступление на территорию СССР три полнокровные китайские дивизии, а так же готовившееся для них подкрепление танков, были полностью уничтожены в течении нескольких секунд.  Ужас, который испытали китайские генералы, когда поняли, что им некем командовать, и страх перед новым «чудо-оружием» русских свел военный конфликт на нет буквально за несколько часов. Это была первая послевоенная победа СССР в прямом вооруженном конфликте с другим государством, победа, которая стала возможной благодаря тому самому «богу войны», системе «Град» - «сыну» знаменитой на весь мир системы залпового огня «Катюша»….
Впервые идея использовать ракеты для ведения боевых действий посетила русских исследователей еще в начале позапрошлого века. Еще в 1894 году ученый Николай Иванович Тихомиров предложил русскому морскому ведомству создать самодвижущуюся мину на реактивной тяге. Тихомиров предлагал использовать для движения ракеты реакцию газов при сгорании легко воспламеняющихся жидкостей или взрывчатых веществ в сочетании с эжектируемой воздушной средой.
Проект первой противолодочной неуправляемой ракеты появился в 1912 году, а в 1915 проект был модернизирован с учетом возможного использования ракеты для наземных и даже воздушных сражений!
Несмотря на полученный патент, работы по созданию неуправляемого реактивного снаряда с началом первой мировой войны пришлось свернуть. О необычной артиллерии вспомнили уже при Советской власти. В 1921 году изобретение повторно подвергли экспертизе и признали  «имеющим важное оборонное значение».  В том же году  по предложению Тихомирова была создана лаборатория для разработки «самодвижущихся мин» - впоследствии Газодинамической лаборатории (ГДЛ). Основной задачей лаборатории на то время было создание надлежащего топлива для ракеты. Применявшийся в то время в ракетах чёрный дымный порох не обеспечивал требуемых характеристик по дальности и стабильному полету ракеты, поэтому специалисты лаборатории разработали бездымный пироксилиновый порох на нелетучем растворителе - тротиле, отличающийся мощным и стабильным горением. Шашки из бездымного пироксилино-тротилового пороха (ПТП) горели стабильно и с достаточно сильным газообразованием. Первые успешные ракеты, прошедшие испытания и принятые на вооружения создал друг и помощник Тихомирова - Владимир Андреевич Артемьев. Именно Артемьеву посчастливилось стать одним из авторов будущего «бога войны», навлекающего на врага ужас и панику только одним своим именем - реактивной системы залпового огня «Катюша».
     Кстати, читателю интересно будет узнать, что первым «шасси» этих реактивных боевых систем «РС» (реактивный снаряд) был не автомобиль – а самолет! Впервые боевое применение ракет РС-82, ставших одним из боеприпасов для будущих «Катюш», было отмечено в Монголии, в боях с японцами. Советские самолеты И-16 и И-153, оснащенные неуправляемыми реактивными снарядами РС-82 наводили ужас на японских летчиков-самураев, разгоняя ракетным залпом бесстрашных «камикадзе». Обычно после дружного залпа сбивался всего один вражеский самолет, однако ужас от применения «чудо-оружия» русских был настолько велик, что ни один японский летчик после этого даже не думал выполнять свою боевую задачу и в страхе удирал на свой аэродром, бросив боевой строй. Попытки японцев захватить хотя бы один из советских самолетов, оснащенных пусковой установкой РС, ни к чему не привели, посему до начала второй мировой войны об устройстве столь грозного ракетного оружия СССР никто так и не узнал.
Благодаря первому успешному боевому опыту применения реактивных снарядов РС-82 и РС-132 в авиации и последующей модернизацией пусковых устройств, в июне 1938 года было принято решение о разработке наземной пусковой установки для залповой стрельбы 132-мм реактивными снарядами.
К октябрю конструкторы В. В. Аборенков, В. Н. Галковский, И. И. Гвай, А. П. Павленко и другие предложили многозарядную пусковую установку поперечной схемы для стрельбы снарядами РС-132 с 24 направляющими («флейта»), которая монтировалась на шасси грузового автомобиля ЗИС-5. В ноябре—декабре опытный образец прошел полигонные испытания, в ходе которых выявился существенный недостаток: заряжание можно было производить только «с дула», укладывая снаряды на переднюю часть пусковой, что было неудобно. При стрельбе машина раскачивалась, что вело к рассеиванию снарядов. К концу года все это было устранено.
Теперь система заряжалась с «казенной части» расчетом из 5—7 человек (командир, наводчик, заряжающие, подносчики снарядов). Отныне пусковые монтировались на шасси трехосного автомобиля ЗИС-6. Эта система получила обозначение БМ-13 (боевая машина, 132-мм снаряды).
     Установка состояла из восьми открытых направляющих рельсов, связанных между собой в единое целое трубчатыми сварными лонжеронами. 16 реактивных 132-мм снарядов (масса каждого 42,5 кг) фиксировались с помощью Т-образных штифтов сверху и снизу направляющих попарно. В конструкции была предусмотрена возможность менять угол возвышения и разворота по азимуту. Наводка на цель производилась через прицел вращением рукояток подъемного и поворотного механизмов. Установку монтировали на шасси трехтонки - распространенного тогда грузового автомобиля ЗИС-5, причем в первом варианте сравнительно короткие направляющие располагались поперек машины, получившей общее название МУ-1 (механизированная установка). Это решение было неудачным - при стрельбе машина раскачивалась, что существенно уменьшало кучность боя.
     В сентябре 1939 года создали реактивную систему МУ-2 на более подходящем для этой цели трехосном грузовике ЗИС-6. В этом варианте удлиненные направляющие устанавливались вдоль автомобиля, задняя часть которого перед стрельбой дополнительно вывешивалась на домкратах. Масса машины с экипажем (5-7 человек) и полным боекомплектом составляла 8,33 т, дальность стрельбы достигала 8470 м. Только за один залп (за 8-10 с!) боевая машина выстреливала на позиции врага 16 снарядов, содержащих 78,4 кг высокоэффективного взрывчатого вещества. Трехосный ЗИС-6 обеспечивал МУ-2 вполне удовлетворительную подвижность на местности, позволял ей быстро совершать марш-маневр и смену позиции. А для перевода машины из походного положения в боевое было достаточно 2-3 минут.
В 1940 году после доработок первая в мире подвижная многозарядная реактивная установка залпового огня, получившая название М-132, успешно прошла заводские и полигонные испытания. К началу 1941 года уже изготовили их опытную партию. Она получила армейское обозначение БМ-13-16, или просто БМ-13, и было принято решение об ее промышленном производстве. Одновременно одобрили и приняли на вооружение легкую подвижную установку массированного огня БМ-82-43, на направляющих которой размещались 48 82-мм реактивных снарядов с дальностью стрельбы 5500 м. Чаще ее называли коротко - БМ-8. Такого мощного оружия тогда не имела ни одна армия мира.
     Впервые всему миру «Катюши» заявили о себе в 1941 году под Оршей. Днем 14 июля 1941 года на железнодорожном узле Орши сосредоточились крупные подразделения вермахта. Одновременно нацисты навели переправу на реке Оршице. Танки, бронетранспортеры, артиллерийские тягачи с пушками, штабные автобусы и передвижные радиостанции — все было готово ринуться в наступление. Но вдруг из-за горизонта неслышно вынырнули десятки огненных стрел, и через несколько секунд на станции все заволокло огнем и дымом, тысячи осколков косили солдат вермахта, рвались машины с боеприпасами, плавилась броня танков и транспортеров. Гитлеровцам чудилось, что под ними горит сама земля, на которую они вторглись. «Это был кошмар... не только наши солдаты были охвачены паникой, но и те, кто находился далеко в стороне от нас, спасались бегством! — рассказывали оставшиеся в живых... — Казалось, что стреляли сразу сотни орудий».
А через полтора часа шквал огня обрушился на переправу, наведенную саперами вермахта. В тот же день в журнале боевых действий батареи, которой командовал капитан И. А. Флеров, появились две лаконичные записи: .«14.7.41 г. 15 ч. 15 мин. Нанесли удар по фашистским эшелонам на железнодорожном узле Орша. Результаты отличные. Сплошное море огня. 16 ч. 45 мин. Залп по переправе фашистских войск через Оршицу. Большие потери врага в живой силе и боевой технике, паника. Все гитлеровцы, уцелевшие на восточном берегу, взяты нашими подразделениями в плен».
Собственно прозвище «Катюша» полученное системой залпового огня на фронте – неофициальное собирательное название нескольких типов  боевых машин реактивной артиллерии БМ-8 (82 мм), БМ-13 (132 мм) и БМ-31 (310 мм). Советская промышленность в июле 1941 — декабре 1944 изготовила около 30 тыс. боевых машин «Катюша» и свыше 12 млн штук реактивных снарядов к ним (всех калибров).
Оружие относительно простое, состоящее из направляющих рельсов и устройства их наведения. Одна машина вмещала от 14 до 48 направляющих. Снаряд РС-132 для установки БМ-13 был длиной 1,8 м, 132 мм в диаметре и весил 42,5  кг. Твердая нитроцеллюлоза находилась внутри цилиндра с оперением. Вес боеголовки — 22 кг. Дальнобойность — 8,5 км. Снаряд М-31 для установки БМ-31 был 310 мм в диаметре, он весил 92,4 кг и содержал 28,9 кг взрывчатки. Дальнобойность — 4,3 км.
Из советских фильмов «про войну» мы привыкли к привычному виду «Катюши» в виде «Полуторки» или на худой конец «ленд-лизовского» Студебеккера. На поверку оказалось, что по марке и конструкции шасси для «Катюш» были настолько разнообразны, что даже удивительно, почему об этом умалчивала советская военная история.

 

«НАША КАТЮША»

Не меньший интерес представляет собой история создания ЗИС-6, ставшего базой для легендарных «катюш». Проводимая в 30-е годы механизация и моторизация Красной Армии настоятельно требовала производства трехосных автомобилей повышенной проходимости для использования их в качестве транспортных машин, тягачей для артиллерии, для монтажа различных установок. В начале 30-х годов для работы в тяжелых дорожных условиях, в первую очередь для использования в армии, отечественная автомобильная промышленность начала разрабатывать трехосные автомобили с двумя задними ведущими осями (6 X 4) на основе стандартных двухосных грузовиков. Добавление еще одной задней ведущей оси в полтора раза увеличивало грузоподъемность машины, снижая одновременно нагрузку на колеса. Это способствовало повышению проходимости по слабым грунтам - сырой луговине, песку, пашне. А увеличенный сцепной вес позволял развить большую тягу, для чего машины снабжались дополнительной двух-, трехступенчатой коробкой передач - демультипликатором с диапазоном передаточных отношений 1,4-2,05. В феврале 1931 года было принято решение об организации в СССР массового производства трехосных автомобилей тремя автозаводами страны на основе принятых к производству базовых машин грузоподъемностью 1,5, 2,5 и 5 т.
В 1931-1932 годах в конструкторском бюро московского автозавода АМО под руководством начальника КБ Е. И. Важинского велось проектирование трехосного грузовика АМО-6 (конструкторы А. С. Айзенберг, Кьян Ке Мин, А. И. Скорджиев и другие) одновременно с другими автомобилями нового семейства АМО-5, АМО-7, АМО-8, с широкой их унификацией. Прототипами для первых амовских трехосок послужили английские грузовики ВД («Вар Департмент»), а также отечественная разработка АМО-3-НАТИ.
Первые два экспериментальных автомобиля АМО-6 испытывались 25 июня - 4 июля 1938 года в пробеге Москва - Минск - Москва. Спустя год завод приступил к изготовлению опытной партии этих машин, получивших название ЗИС-6. В сентябре они участвовали в испытательном пробеге Москва - Киев - Харьков - Москва, а в декабре началось их серийное производство. Всего за 1933 год изготовили 20 «трехосок». После реконструкции завода производство ЗИС-6 возрастало (вплоть до 1939 года, когда изготовили 4460 машин), и продолжалось до 16 октября 1941 года - дня эвакуации завода. Всего за это время было выпущено 21239 ЗИС-6.
 Машина была максимально унифицирована с базовой моделью трехтонного ЗИС-5 и даже имела такие же наружные габариты. На ней стоял тот же шестицилиндровый карбюраторный двигатель мощностью 73 л. с., те же сцепление, коробка передач, передний мост, передняя подвеска, колеса, рулевое управление, кабина, оперение. Отличались рама, задние мосты, задняя подвеска, привод тормозов. За стандартной четырехступенчатой коробкой передач стоял двухступенчатый демультипликатор с прямой и понижающей (1,53) передачами. Далее крутящий момент передавался двумя карданными валами на проходные задние ведущие мосты с червячной передачей, изготовленные по типу фирмы «Тимкен». Ведущие червяки располагались сверху, снизу - червячные колеса, изготовленные из специальной бронзы. (Правда, еще в 1932 году были построены два грузовика ЗИС-6Р с шестеренчатыми двухступенчатыми задними мостами, обладавшими значительно лучшими характеристиками. Но в автомобилестроении в то время было увлечение червячными передачами, и это решило дело. А к шестеренчатым передачам вернулись только осенью 1940 года на экспериментальных трехосных полноприводных (6 X 6) грузовиках ЗИС-36). В трансмиссии ЗИС-6 было три карданных вала с открытыми карданными шарнирами типа «Кливленд», требовавшими регулярной смазки.
 Тележка задних мостов имела балансирную рессорную подвеску типа ВД. С каждой стороны стояло по две рессоры с одним подрессорником, шарнирно связанным с рамой. Крутящие моменты от мостов передавались на раму верхними реактивными тягами и рессорами, они же передавали толкающие усилия.
Серийные ЗИС-6 имели механический привод тормозов на все колеса с вакуумными усилителями, в то время как на опытных образцах применялись тормоза с гидроприводом. Ручной тормоз - центральный, на трансмиссию, причем сначала он был ленточным, а потом заменен колодочным. По сравнению с базовым ЗИС-5 у ЗИС-6 были усилены радиатор системы охлаждения, генератор; установлены две аккумуляторные батареи и два бензобака (всего на 105 л горючего).
Собственный вес ЗИС-6 составлял 4230 кг. По хорошим дорогам он мог перевозить до 4 т груза, по плохим - 2,5 т. Максимальная скорость - 50-55 км/ч, средняя скорость по бездорожью 10 км/ч. Машина могла преодолевать подъем 20° и брод глубиной до 0,65 м.
В целом ЗИС-6 представлял собой достаточно надежную машину, хотя из-за малой мощности перегруженного двигателя имел плохую динамику, большой расход топлива (по шоссе 40-41 л на 100 км пути, по проселку - до 70) и неважную проходимость.
Как грузовой транспортный автомобиль в армии его практически не использовали, а применяли в качестве тягача для артсистем. На его базе строили ремонтные летучки, мастерские, бензовозы, пожарные лестницы, краны. В 1935 году на шасси ЗИС-6 смонтировали тяжелый бронеавтомобиль БА-5, оказавшийся неудачным, а в конце 1939 года на укороченном шасси, с двигателем повышенной мощности более удачный БА-11. Но наибольшую известность ЗИС-6  таки приобрел именно как носитель первых реактивных установок БМ-13.

Гусеничная «КАТЮША»

     Использованное при создании боевой машины БМ-8-36 и БМ-13-16 шасси трехосного грузового автомобиля ЗИС-6 хотя и обладало высокой проходимостью по дорогам различного профиля и покрытия, но было малопригодным для движения по заболоченной пересеченной местности и по грунтовым дорогам, особенно в распутицу осенью и весной. Этот вопрос был решен установкой систем залпового огня на гусеничную базу трактора, однако это замедлило скорость движения и маневренность ракетной установки, что сделало ее еще уязвимее. При ведении боевых действий в условиях быстроизменяющейся обстановки боевые машины нередко оказывались под артиллерийско-пулеметным огнем противника, вследствие чего расчеты несли существенные потери. По этим причинам уже в августе 1941 г. в конструкторским бюро завода «Компрессор» был рассмотрен вопрос о создании пусковой установки БМ-8 на шасси легкого танка Т-40. Разработка этой установки проводилась быстро и уже к 13 октября 1941 г. была успешно завершена. Новая установка, получившая название БМ-8-24, имела снабженную механизмами наводки и прицельными приспособлениями артиллерийскую часть с направляющими для запуска 24 реактивных снарядов М-8. Используемые в установках БМ-8-36 направляющие типа «флейта», заимствованные у авиационных пусковых установок, были заменены более подходящими для полевых установок направляющими типа «балка» с пиропистолетом для зажигания пороховой массы ракетного двигателя пиропатроном. Была также увеличена длина направляющей и тем самым повышена скорость снаряда при сходе, что способствовало уменьшению рассеивания снарядов, то есть улучшению кучности стрельбы.
Артиллерийская часть монтировалась на крыше танка Т-40. Вся необходимая электропроводка и приборы управления огнем размещались в боевом отделении танка. После того, как танк Т-40 был заменен в производстве танком Т-60, его шасси было соответствующим образом модернизировано для использования в качестве ходовой части установки БМ-8-24. Пусковая установка БМ-8-24 производилась серийно на начальном этапе Великой Отечественной войны и отличалась высокой проходимостью, увеличенным углом обстрела по горизонту и относительно небольшой высотой, облегчавшей ее маскировку на местности. После прекращения производства танка Т-60 выпуск установки также прекратился, однако ее модифицированная артиллерийская часть была использована при создании боевой машины реактивной артиллерии БМ-8-48 на шасси отечественного грузового автомобиля ГАЗ-АА и импортных грузовых автомобилей «Студебеккер» и «Форд-Мармон».
Иностранные грузовики для «русской девушки»
К 1942 году дефицит автомобильных шасси уже с лихвой покрывался Ленд-лизом, и выбирать было из чего. То, что «русский бог войны» ездит на американских и английских колесах, было не модно упоминать в истории Великой Отечественной войны, тем более в условиях последовавшей за ней ее «холодной сестры». Однако это было и стыдиться тут нечего.
Всего по Ленд-лизу в СССР было поставлено 375 883 грузовых машин, сколько из них стали шасси для ПУ «Катюша», сказать трудно, однако, если судить по фронтовым фотографиям, «иностранные колеса» у нашей «Катюши» были самые лучшие.
     Основным шасси для «Катюш» БМ-13 и БМ-31 стали ленд-лизовские «Студебеккеры» (США). В то время как Штаты дали около 20 тысяч автомобилей для нашей «боевой девушки», в СССР было выпущено всего 600 грузовиков. Практически все «Катюши», собранные на базе советских автомобилей, уничтожила война. На сегодняшний день во всем СНГ сохранилось несколько реактивных минометов «Катюша», которые были созданы на базе отечественных грузовиков ЗиС-6. Один находится в Петербургском артиллерийском музее, а так же в музеях в Киеве и Запорожье, еще несколько разбросано по различным постаментам воинам-освободителям, при этом, к сожалению, в рабочеспособном состоянии до наших дней «не дожил» практически ни один автомобиль этого типа. Эта же участь постигла и «ленд-лизовские шасси» нашей «Катюши» – только тут причина немного другая. Американцы после войны, получив свои автомобили обратно, утилизировали их, не выходя за территории советских портов, так что все, что осталось для истории, это едва ли десяток БМ-13 и то, на базе «Studebaker» US6 U-3. И это, около 10 различных автомобильных марок и модификаций!
Британия, Канада:
1. Fordson WOT8 (1,5 т. 30-cwt, 4x4, комплектовалась установкой БM-13-16 «Катюша»).
США:
2. Chevrolet G-7117  (1,5 т. 4x4, комплектовались установкой БМ-8-48 и БM-13-16 «Катюша»).
3. Ford/Marmon-Herrington ("Ford-Marmon") HH6-COE4 (1,5 т. 4x4, комплектовались установкой БМ-13-16 «Катюша»).
4. Dodge T-203 B  (1,5 т. 4x4, комплектовалась установкой БM-13-16 «Катюша»).
5. International M-5-6-318  (2.5 т. 6x6, комплектовались установкой БM-13-16 «Катюша»).
6. Studebaker US6 U-3 (2.5 т, 6x6, комплектовался установками БМ-8-48, БМ-13-16 «Катюша», BM-31-12).
7.  GMC CCKW-352 (2.5 т, 6x6, комплектовались установкой БМ-13-16 «Катюша»).
8. International K7 ("Inter")  (2.5 т, 4x2, комплектовались установкой БМ-13-16 «Катюша»).
Как позже оказалось, самым удачным автомобилем для реактивной системы залпового огня БМ-13-16 «Катюша» и ее последующей модификации БМ-31-12, был Studebaker US6 U-3. При этом более легкие грузовики вроде 1,5-тонного Ford/Marmon-Herrington оказались мало пригодны для подобной работы и на них в последствии перестали устанавливать системы залпового огня. Ибо большой вес артиллерийской части системы БМ-13-12 дополненный «заряженным боекомплектом» оказались непосильной ношей для иностранных полуторок, от чего на позицию приходилось выводить машину в «разряженном» состоянии и снаряжать ракетами уже на месте, ибо были случаи выхода из строя автомобилей из-за перегрузки боекомплектом, от чего, даже иногда, лопались рамы грузовиков!
«Ленд-лиз» отдали – «Катюши» остались….

Демонтировав артиллерийскую часть и вернув «шасси» хозяевам, встал вопрос про отечественные «шасси» для осиротевшей «Катюши». Собственно тогда проблем с этим уже особых не было. Американцы оставили нам не только линии сборки автомобилей, но и технологию их производства, от чего первые отечественные грузовики даже были похоже на «Форды» и «Студебеккеры», хоть и в чем-то их превосходили.
Первой послевоенной базой для систем залпового огня «Катюша» стал ЗИС-151, который выпускался с 1947 по 1957г.г. Он был первым отечественным автомобилем с тремя ведущими осями и полностью подходил реактивной артиллерии по всем требованиям.
По нашей «советской традиции» автомобили первых послевоенных лет выпуска производились с упрощенной деревянно-металлической кабиной, видимо это было одним из наиболее характерных отличий «нашей» послевоенной техники и «Ленд-лизовской» довоенной. Однако в 1950 году кабину таки сделали полнометаллической. Последний ЗиС-151 покинул сборочный конвейер в 1958 году, когда на смену ему пришел более совершенный вездеход — ЗиЛ-157.
     Грузовой автомобиль повышенной проходимости ЗИЛ-157 - усовершенствованная модификация  ЗИС-151(ЗИЛ). Этот трехосный автомобиль со всеми ведущими колесами имеет собственный вес 5540 кг и способен перевозить 4,5 т груза плюс 2,5 т груза на прицепе. Его важное отличие от базовой модели - автомобиля ЗИС-151 - лебедка для самовытаскивания. Конструкторы предусмотрели также централизованное регулирование давления в шинах, что облегчало движение в различных дорожных условиях. ЗИЛ-157 надолго стал основной рамой для всех последующих все более совершенствующихся реактивных систем залпового огня БМ-14, БМ-24, БМД-20 и ряд других. Первая из них предназначалась для залповой стрельбы шестнадцатью 140-мм турбореактивными снарядами на дистанцию 10 км. Более мощная БМ-24 вела огонь примерно на такое же расстояние 240-мм фугасными турбореактивными минами массой по 112 кг.
В дальнейшем, все попытки модернизировать «ЗИС-151», «ЗИЛ-157» так и остались попытками - по существу машина являлась все тем же полностью устаревшим к началу 60-х американским «интернэйшнлом». Поэтому в 1956 году на Автомобильном заводе им. Лихачева был создан опытный образец нового автомобиля-вездехода «ЗИЛ-165», прародителя будущего «ЗИЛ-131». Он стал последним автомобилем, на который когда- либо устанавливалась система залпового огня БМ-13-16 «Катюша», ибо в 1961 году закончились полигонные испытания принципиально новой минометно-артиллерийской системы залпового огня БМ-21, названной позже «Градом».
«Град» - сын «Катюши»
     Система «ГРАД» была принята на вооружение 28 марта 1963 г., серийное производство было развернуто в 1964 году.
     Боевая машина БМ-21 разработана по классической схеме с размещением артиллерийской части в корме автомобильного шасси. Артиллерийская часть представляет собой пакет из 40 трубчатых направляющих, установленный на поворотном основании с возможностью наведения в вертикальной и горизонтальной плоскостях. В состав артиллерийской части входят также подъемный и поворотный механизмы, прицельные приспособления и соответствующее пневмо-, электро- и радиооборудование. Направляющие имеют длину 3 м, внутренний диаметр гладкого канала ствола составляет 122,4 мм. Для придания снаряду вращательного движения во время его движения по каналу ствола в направляющей сделан винтовой П-образный паз, по которому скользит ведущий штифт снаряда. Направляющие расположены в четыре ряда по десять труб в каждом, образуя пакет. Пакет вместе с прицельными приспособлениями закреплен на жесткой сварной люльке.
Система управления огнем позволяет вести стрельбу как одиночными выстрелами, так и залпом. При этом работой датчика импульсов, обеспечивающего срабатывание пирозапалов двигателей реактивных снарядов, можно управлять как с помощью токораспределителя, установленного в кабине БМ-21, так и с помощью выносного пульта на расстоянии до 50 метров. Продолжительность полного залпа составляет 20 секунд. Стрельбу можно вести в широком температурном диапазоне от -40°С до +50°С. Благодаря последовательному сходу снарядов с направляющих (с помощью ЭВМ) раскачивание пусковой установки при стрельбе сведено до минимума. Это позволило отказаться от установки гидравлических опор на шасси и ограничиться лишь использованием механизма отключения рессор во время стрельбы. Перевод системы из походного положения в боевое занимает 3.5 минуты.
Ходовая часть пусковой установки представляет собой шасси грузового автомобиля повышенной проходимости «Урал-375Д» (колесная формула 6х6). Это шасси имеет V-образный восьмицилиндровый карбюраторный двигатель ЗИЛ-375, развивающий при 3200 об./мин, максимальную мощность 180 л. с. Сцепление двухдисковое, сухое. Коробка передач — пятиступенчатая, с синхронизаторами на 2, 3, 4 и 5-й передачах. Благодаря наличию на шасси централизованной системы регулирования давления воздуха в шинах пусковая установка обладает высокой проходимостью на грунтах с малой несущей способностью. При движении по шоссе она развивает максимальную скорость 75 км/час. Глубина преодолеваемого без предварительной подготовки брода составляет 1,5 м. Пусковая установка БМ-21 оборудована средствами пожаротушения и радиостанцией.
Высокие динамические качества и проходимость позволяют эффективно использовать комплекс "Град" совместно с бронетанковой техникой как на марше, так и на передовых позициях во время проведения боевых операций.
Перезаряжание пусковой установки производится вручную с помощью транспортно-заряжающей машины, в качестве которой используется трехосный автомобиль ЗИЛ-131 с двумя стеллажами 9Ф37 (каждый стеллаж вмещает по 20 снарядов).
     БМ-21 на протяжении нескольких десятилетий в больших количествах производилась оборонной промышленностью СССР и в настоящий момент является самой массовой боевой машиной данного класса. Выпуск этой системы и ее модификаций был налажен также в Китае, Египте, Ираке, Иране, Румынии и ЮАР. В настоящее время БМ-21 находится на вооружении армий более чем 30 стран мира. В начале 1994 года в Вооруженных Силах Российской Федерации имелось 4500 РСЗО БМ-21 и около 3000 — в армиях других стран.
     В арабских странах артиллерийскую часть «Града», сократив число труб до 30, устанавливали на различные шасси - от советских автомобилей ЗИЛ-131 до японских ISUZU. В 70-90 гг комплекс «Град» успешно применялся в самых различных климатических условиях: в Азии. Африке и Латинской Америке, а также в России во время боевых действий в Чечне, а так же в недавних событиях в Грузии, где системы «Град» активно использовались как Федеральными войсками России так и регулярными войсками Грузии с переменным успехом.
В Украине РСЗО БМ-21 «Град» комплектуется шасси грузового автомобиля КрАЗ 6322 с колесной формулой 6х6, имеет высокую проходимость благодаря 330 сильному двигателю, 8-ступенчатой КПП, широкопрофильным шинам 1300-530х533, оригинальной системе обеспечения двигателя воздухом. Грузовик комплектуется лебедкой с усилием на тросе 12 т. Преодолеваемый брод - 1.2 м, максимальный подъем - 58%.
Сегодня на вооружении нынешних армий существует высокоточное оружие, крылатые ракеты, невидимые бомбардировщики, но какая бы ни была совершенная современная военная техника, как показала практика недавних локальных военных конфликтов, без «бога войны» к которому относится и РСЗО БМ-21 «Град» в современной войне таки пока не обойтись.

Major©

 

 

 

Главная » Архив номеров » номер 20 » «КАТЮША»