ВЕЗУНЧИК или "НаИс" (НАИСПУГ)

«НИ» – НА ИСПУГ

или

«ТИЗНАОС» – ПО-НАШЕМУ… по-украински

     На Украине продолжается война.  Аналогов этой войны в истории Европы, по-моему, еще не было и по ее интенсивности, и по различным факторам, которые наверняка войдут в историю как особая страница мировых войн начала 21 века. Фотографии самодельной техники различных сил, воюющих на территории Украины, также ходят по интернету с лета 2014 года. Впервые после второй мировой войны в масштабных боевых действиях массово применяются самодельные бронемашины.

     В условиях ограниченного финансирования украинские силовики и ополченцы бронируют российские КамАЗы и переделывают старую советскую технику, наваривают на гражданские автомобили стальные листы, превращая их в экспонаты скорее фантастического фильма «БЕЗУМНЫЙ МАКС», нежели функциональную боевую машину пехоты.  И тем не менее, такой, уже исторический факт есть, и грех будет его не рассмотреть в рамках нашего интернет-издания.

Боевая самодельная военная техника в истории войн.

     Самодельная бронетехника, так или иначе, использовалась почти во всех крупных вооруженных конфликтах XX века. Первые упоминания о применении кустарной бронетехники  появляются во время Первой мировой войны. Разрозненные отряды партизан, повстанцев, ополченцев, сталкиваясь с необходимость выстраивать оборонительные и наступательные позиции, были вынуждены противопоставлять самодельные бронемашины военной технике регулярных армий, которая постепенно пересаживалась с лошадей. Зачастую основой для таких «броне монстров» становились тракторы, уже тогда превращавшиеся в главную сельскохозяйственную и строительную технику.

     Первыми, кто стал применять самодельную бронетехнику в послевоенной России, были белогвардейцы. Профессиональные офицеры царской России в сражениях против крестьян и пролетариата проигрывали из-за недостаточной технической укомплектованности своих войск. Компенсировать это пытались самодельным оружием и машинами. Одним из наиболее ярких примеров кустарной техники того времени стала бронемашина «Полковник Безмолитвенный». Построенная на базе трактора Clayton силами Донской армии в 1918 году, бронемашина вмещала 11 человек экипажа, была обшита толстыми металлическими листами, а также вооружена 76,2-миллиметровым полевым орудием в кормовой части и шести 7,62- миллиметровыми пулемётами «Максим» образца 1910 года. Однако в сражении машина оказалась крайне неудобной за счёт своей громоздкости и габаритов, да и передвигался такой «аппарат» не быстрее груженной орудийным  расчетом лошади-тяжеловоза.  И все же предпочтение отдавалось лошадям – поэтому и в Первую мировую войну и в гражданскую войну в России и на Украине, боевые самоделки распространение не получили.

 

ИСПАНСКИЙ «ТИЗНАОС»

     Но нигде, пожалуй, создание броневиков «на коленке» не получило такого размаха, как в Испании 1930-х. Гражданская война 1936−1939 годов породила столь значительное количество «шушпанцеров», что они получили в военной истории собственное название — тизнаос (los tiznaos, от глагола tiznar — испачкаться).  

     18 июля 1936 года мятеж, вспыхнувший за день до того в испанских колониях, охватил и метрополию. Националисты подняли восстание в Севилье, откуда уличные бои перекинулись на другие города — Кадис, Овьедо, Сарагосу. Две трети испанских военнослужащих поддержали мятежников, в стране воцарился хаос гражданской войны.
     Довольно быстро восставшие стали получать поддержку из-за рубежа: из Германии и Италии пошли самолеты, бронетехника, артиллерия. Советский Союз, в свою очередь, помогал испанскому правительству добровольцами и техникой, которая была как нельзя более кстати, поскольку с бронетехникой у республиканцев было очень плохо: в наличии имелись десять французских танков FT-17 времен Первой мировой (танковый полк в Мадриде) плюс пять таких же в Сарагосе. Еще было несколько древних танков Schneider CA1, три пулеметных Trubia A4, с полтора десятка самопальных бронетракторов Carro de Asalto Landesa и всё.
     Понятно, почему в стране широко распространилось самодельное бронетанковое творчество. В основном этим занимались отдельные группировки республиканцев, хотя на крупных заводах и в мастерских такие кустарные машины производились даже мелкими партиями. Кстати опыт создания мелкосерийных бронемашин у Испании на тот момент все же был. В 1909 году по августейшему решению короля Альфонса XIII французской фирме Schneider был заказан бронетранспортер на базе обычного грузовика — для Испанского Марокко, где правительство подавляло восстание местных племен.
     Конструктивно броневик представлял собой парижский автобус Schneider-Brillié, на деревянном каркасе которого с помощью болтов и заклепок были нашиты 5-мм бронелисты, по заверениям конструкторов обеспечивавшие защиту от винтовочных пуль. Откидывающиеся на манер люков скаты крыши имели наклон для лучшей защищенности и противодействия закидыванию на нее гранат.
     В кузове размещались два пулеметчика с ручными 7-мм пулеметами Hotchkiss и десять пехотинцев с винтовками, а сзади имелось грузовое отделение. Первый экземпляр бронеавтомобиля был доставлен в Испанию 20 июня 1910 года и поступил в распоряжение Артиллерийской автомобильной школы в Карабанчеле. Машина использовалась для обучения водителей и механиков, а также для испытательных пробегов.
     В театр боевых действий бронированный грузовик попал только в январе 1912 года, где занимался охраной и сопровождением конвоев, эвакуацией раненых, перевозкой грузов и пехоты. Впрочем, военная служба длилась недолго: годом позже броневик превратили в обычный грузовой автомобиль. К 1914 году было собрано два десятка бронемашин, которые сохранились до самой гражданской войны и даже использовались в ней националистическими силами Испанского Марокко.
     Помимо того, в начале 1920-х годов испанское командование, испытывавшее нехватку средств на закупку зарубежной военной техники, разработало целый ряд проектов броневиков на базе грузовых автомобилей. В строй встало некоторое количество Nasch Quad (7-мм бронирование, 4 члена экипажа, 7-мм пулемет «Гочкисс» в башне) и Benz ET3 (8-мм бронирование, 4 члена экипажа, тот же башенный пулемет). В 1922—1923 годах было построено несколько броневиков на французском шасси Latil TAR (суммарно 19 машин); встречались в войсках и единичные экземпляры, как, например, бронегрузовик 1922 года на базе «Испано-Сюизы». Испанская любовь к «шушпанцерам» снова проявилась в 1934 году во время восстания басков в Астурии — тогда повстанцы использовали несколько грузовиков с частичным или полным бронированием.

 

БРОНЕТВОРЧЕСТВО

      На момент начала гражданской войны испанские заводы быстро наладили выпуск бронеавтомобилей — каждый по своему проекту, каждый на собственном шасси. Производство развернулось в Бильбао, Валенсии, Барселоне, Сарагосе и т. д. Среди более-менее серийных и серьезно сделанных бронеавтомобилей нужно отметить броневик Bilbao 32 (интересно, что производилась машина в основном в Систао, но название оставили по имени города, где броневик разработали).

      В основном подобная техника времен гражданской войны в Испании представляла собой обшитые листами котельного железа или бронелистами грузовики с бойницами для стрельбы. Машины, изготовленные на крупных заводах и верфях, были сделаны чуть лучше и порой имели даже вращающиеся башни с пулеметным вооружением. Встречались броневики с башнями от советских танков Т-26 и БТ-5, поставлявшихся испанскому правительству. Конструктивной особенностью практически всех самодельных машин были скошенные крыши, с которых легко скатывались заброшенные гранаты или нерасколовшиеся бутылки с бензином.

     Дизайн и модификации самодельной испанской бронетехники был весьма разнообразным — от коробкообразных самоходных ДОТов до обтекаемых «гоночных» броневиков и даже бронированных чудовищ, весьма органично смотревшихся бы в радиоактивных постъядерных пустошах. В основном корпус бронемашин повторял конструкцию базового шасси — грузовика (кабина с грузовым отделением) либо автобуса (один огромный кузов); существовали также варианты грузовика с бронированной кабиной и установленной на открытую грузовую платформу коробкой ДОТа.

      Бронирование боевых колесниц частенько делалось с изящными закруглениями (один из броневиков конструкторы вообще умудрились выполнить практически без прямых углов). Защита колес представляла собой две крайности: совершенно открытые с убранными крыльями либо почти полностью закрытые бронированными крыльями и фартуками. Последний вариант ухудшал маневренность за счет увеличения радиуса поворота, но давал хорошую защищенность во время боев в городе. Пространство под машиной и колеса от края бронефартуков до земли защищались бахромой из обрезков цепей.

     Материалом для бронирования служили котельное железо и заводские бронелисты различной толщины. Иногда увеличить защищенность машины пытались за счет матрасов по бортам — бутылки с зажигательной смесью о них не разбивались, а если и поджигали матрас, то последний сразу отцеплялся. В Барселоне можно было наблюдать боевые грузовики, чье бронирование вовсе ограничивалось матрасами по бортам кузова.
     За счет обширного внутреннего пространства самодельные бронемашины могли нести солидное вооружение, преимущественно легкосъемное. Иные машины «щерились» десятком пулеметов, а иные имели пушечное вооружение — например, несколько броневиков, собранных филиалом «Испано-Сюиза» в Барселоне на базе грузовика Hispano-Suiza Т-69.
     На некоторых бронеавтомобилях (например, UNL-35) устанавливался дополнительный зенитный пулемет, расположенный на шкворневой установке на задней части башенной крыши. А на броневике Ferrol № 2 пулемет украшал даже капот. Экипажи бронегрузовиков достигали порой двадцати человек (!).
     В принципе, испанские тизнаосы можно перечислять бесконечно. Помимо нескольких мелкосерийных моделей (размер серии обусловливался мощностями завода-изготовителя) существовали десятки, если не сотни, «самопалов» самого экстравагантного вида. Иногда невозможно даже идентифицировать город и тем более мастерскую, где собран тот или иной тизнаос — тем более до наших дней дошло всего несколько машин.
     Нужно наверно отметить, что огромные размеры делали перегруженные и оттого медленные самодельные бронемашины испанской войны легкой добычей серийных танков и полевой артиллерии.  Поэтому эрзац-броневики в первую очередь предназначались для городских боев и передвижений в тылу, где чаще можно было нарваться на вражескую разведгруппу или патруль, нежели на танковую группу. Поэтому и задачу ставили простую – под прикрытием любой брони лучше, чем без нее. Именно поэтому подобный вид боевой техники широко применялся с обоих сторон конфликта.
     После испанской войны большая часть тизнаосов была разобрана, переплавлена или просто сгнила на различных задворках. Но некоторые принимали участие и во Второй мировой. Так или иначе, машины, дошедшие до наших дней, можно пересчитать по пальцам одной руки — тизнаосы стали частью истории.

 

БРОНЕТРАКТОР «СОВЕТОВ»

          В начале 30-х годов успехи индустриализации СССР обеспечили развитие автотракторной и танковой промышленности, что позволило приступить к широкомасштабной моторизации и механизации Красной Армии. Быстрыми темпами шла разработка новых танков, арттягачей. тракторов и автомобилей. В соответствии с военно-теоретической мыслью тех лет считалось, что огневую и ударную мощь мотомеханизированных соединений должны составлять не только танки, но и самоходно- артиллерийские установки.
     1 октября 1931 года спроектировать и изготовить около двадцати различных типов САУ на танковых шасси. Основу самоходных установок вторых эшелонов сопровождения пехоты, предусматривалось изготовить на шасси серийных тракторов.

- на шасси трактора Коммунар - суррогативный танк с одной 76 мм полковой пушкой, двумя пулеметами ДТ при двух запасных пулеметах с четырьмя шаровыми установками (обозначение Д-10):
- на шасси трактора Катерпиллер - суррогативный танк с одной 76 мм полковой пушкой, двумя пулеметами ДТ и двумя запасными пулеметами с четырьмя шаровыми установками ( обозначение Д-11):
- на шасси трактора Коммунар - бронированный десантный танк для 15 стрелков с двумя пулеметами ДТ при четырех шаровых установках (обозначение Д-14):
- на шасси Коммунар - танк химического нападения с двумя резервуарами па 4000 литров отравляющего вещества с двумя распылителями при одном пулемете ДТ действующем и одном запасном при четырех шаровых установках (обозначение Д-15). Все разработки были переданы военным на испытание, и тут выяснилось, что трактор есть трактор – танк из него не выйдет.

     После всесторонних испытаний, к весне 1932 года руководство РККА получило материал по испытанию бронетракторов различных конструкции и убедилось в том, что сделать из обычного коммерческого трактора полноценную боевую машину невозможно. Получавшаяся в результате такой переделки конструкция не могла решать стоящие перед ней боевые задачи. Поэтому все усилия были сосредоточены на создании самоходных установок на танковых и специальных шасси. Всем тогда казалось, что бронетракторы вымерли как когда-то динозавры, но грянула вторая мировая…

 

Украинский «НИ» и другие….

     Большие потери в танках летом 1941 года вынудили командование Красной Армии принимать срочные меры.  20 июля 1941 года вышло постановление Государственного Комитета Обороны N019 "Об экранировке легких танков и о бронировании тракторов.

     " В соответствии с ним серийное производство бронетракторов должны были развернуть два завода: Харьковский тракторный (ХТЗ) и Сталинградский тракторный (СТЗ). Предполагалось вооружать трактора 45 мм танковыми пушками и использовать в качестве самоходных орудий.   
      После кратковременных сравнительных испытаний для серийного производства избрали вариант на базе трактора СТЗ-3. При бронировании шасси трактора было усилено, а для более плавного хода на него установили обрезиненные катки и мелкозвенчатую гусеницу с транспортного трактора СТЗ-5. Толщина брони составляла 10-25 мм. В броневой рубке, смонтированной на месте кабины водителя, устанавливалась 45 мм танковая пушка с ограниченными углами обстрела. Для обороны в ближнем бою внутри перевозился пулемет Дегтярева (ДТ или ДП). При постановке на серийное производство на ХПЗ эта машина получила индекс ХТ3-16.

     Первоначальным планом предусматривалось изготовить в августе-сентябре 1941 года 750 ХТЗ-16. Бронедетали для них должен был поставлять Новокраматорский машиностроительный завод (НКМЗ). Последний, в свою очередь, получал бронелисты (прокат) с Мариупольского завода им. Ильича в незначительных количествах, что задерживало выпуск бронетракторов. В результате, к моменту начала эвакуации НКМЗ - 9 октября 1941 года - завод отгрузил в Харьков только 100 комплектов брони для ХТЗ-16. По разным источникам число изготовленных машин колеблется в пределе от 50 до 60 штук, хотя возможно, что их было несколько больше. Известно только, что построенные ХТЗ-16 использовались в боях в районе Харькова в октябре 1941 года, но были быстро потеряны. Не удалось пока найти никаких фотографий этих любопытных машин. Известны только несколько снимков ХТЗ-16, захваченных немцами.

     Производство ХТЗ-16 шло не только в Харькове. Самыми популярными из них являются бронетракторы построенные в осажденной Одессе, более известные как "танки НИ". О танках "НИ" написано достаточно много и у нас, и за рубежом и вся их история обросла различными легендами. Начнем с того, что ни в одном документе военной поры обозначения "танк НИ" не встречается, а указанные машины именуются как "танк-трактор" или "бронированный трактор". Работы по постройке бронетракторов в Одессе начались в середине августа 1941 года при активном участии военно-морской базы. Первые две машины, построенные на базе транспортных тракторов СТЗ-5 были готовы 20 августа. Их бронировку выполнил завод им. Октябрьской революции. Для ускорения постройки для этих бронетракторов использовали башни с разбитых танков Т-26 выпуска 1931 года. Вооружение машин состояло из двух пулеметов. Бывший секретарь ленинского райкома партии Н.Г. Луценко, курировавший эти работы, вспоминал о первом построенном бронетракторе: "20 августа первый готовый танк тросом вытянули из цеха во двор. Здесь уже были рабочие, инженеры, директор завода, военные, моряки. Один из рабочих подошел к боевой машине и мелом написал: "СМЕРТЬ ФАШИЗМУ". По воспоминаниям Н.Г. Луценко, "с 20 августа по 15 октября изготовили 55 танков, переоборудовав их из тракторов СТ3-5." Другие источники приводят другую цифру построенных в Одессе бронетракторов - 69.

     Несмотря на свое несовершенство, одесские бронетракторы с успехом воевали. Тем более, что румынские войска, осаждавшие Одессу имели мало противотанковой артиллерии. При эвакуации войск ООР в Крым в октябре 1941 года, бронетрактора были брошены в Одессе и некоторые из них использовались румынами для учебных целей.
     Производилась бронировка тракторов и на заводах Ленинграда. Правда, данные о них очень скудны. Так, на 5 августа 1941 года в составе 2 стрелковой дивизии Ленинградской армии народного ополчения имелось: два Т-26, пять БА-10, два КВ-2 и пять "средних танков ИЗ". Что это было -неизвестно, но исходя из индекса ИЗ можно предположить, что эти "танки" изготовил Ижорский завод.
ъ

      Сегодня, по прошествии стольких лет бронетрактор может вызвать только улыбку - то были другие времена! Но и сегодня в репортажах из "горячих точек" на территории бывшего СССР то и дело мелькнет давно казалось вымерший бронетрактор. Кто знает, сказал ли он свое последнее слово. Говоря о самодельной  послевоенной технике нельзя не вспомнить бронебульдозер Марвина Химейера. Детище последнего американского героя участвовало всего в одном-единственном сражении, однако заслуживает внимания за в некотором роде техническое совершенство. Бронированный толстыми металлическими листами Komatsu D355A-3 не был вооружён, однако имел специальные амбразуры для стрельбы изнутри, камеры для навигации, спрятанные в пуленепробиваемых пластиковых кофрах, систему охлаждения двигателя и вентиляцию герметичной кабины. 200 пулевых попаданий и несколько взрывов гранат не нанесли бульдозеру никаких повреждений, а остановить его смогла лишь обвалившаяся крыша здания.

 

«ТИЗНАОСы» КОНЦА 20-го века, начала 21-го…

     Примеров такого рода техники очень много, подобные эрзац-танки, бронеавтомобили и другая суррогатная тяжелая техника изготавливалась во многих городах с развитой промышленностью. Однако опять же назвать такое производство кустарным было бы не совсем правильно.


     Перед музеем Датского Сопротивления в Копенгагене стоит «тизаос» собранный на базе небольшого грузовика. Собрали его где-то тихарем, использовали только раз- в 45м при освобождении города. Броня впрочем, пулями покоцанная слегка, так что можно смело сказать, что машину использовали успешно.

     Послевоенная история также была богата различными экземплярами такой техники. Везде, где имели место сражения регулярной армии против разрозненных повстанческих объединений, начиная с Вьетнама, Афганистана, Ближнего Востока, а потом Балкан и стран постсоветского пространства, находили уникальные примеры фантазий местных конструкторов.
     Например бронемашина хорватской полиции подбитая судя по всему на дороге, или броневик осетинских ополченцев в 90-х во время первого грузино-осетинского конфликта.

Самодельные бронемашины наркокартелей

     В наиболее опасных районах, где бушуют войны наркокартелей, самодельные бронемашины не редкость. Конструктивно они просты –  правда, их создатели отличаются особой фантазией. Так, колумбийские наркобароны строят настоящие подводные лодки для транспортировки кокаина.

     А их коллеги из Мексики предпочитают иную технику — бронированные транспортные машины. Орудия на таких БТР не установлены, однако экипаж через специальные бойницы может вести прицельный огонь. Однако мексиканцы не уделяют внимания колёсам, делая упор на скорость перемещения подобной техники, что становится, как правило, слабым местом у импровизированных БТР. Если пробить резину, перемещение на такой машине, учитывая вес брони, становится практически невозможным.

Major©

Продолжение следует....

Главная » Архив номеров » номер 40 » ВЕЗУНЧИК или "НаИс" (НАИСПУГ)