Перспективы вооружения населения

Главный научный консультант
Аппарата Верхового Совета Украины
Петриченко О.П. тел. 235-79-13
Старший научный консультант
Аппарата Верхового Совета Украины
Трофимов С.С. тел. 235-79-22

 

Перспективы вооружения населения

Вне всякого сомнения, население Украины постепенно вооружается. Официальных данных о том, сколько сегодня на руках у граждан Украины находится оружия, обнаружить не удалось. Однако эту цифру нетрудно и самим вывести: например, на Черкасщине зарегистрировано 26 980 ружей, 1296 карабинов, 5991 единицу газового оружия. Итак, по Украине такого добра на руках больше миллиона единиц. Таким образом, у нас вооружен каждый 50-й человек. То есть 2% населения. Это, естественно, не учитывая оружия, которое находится в незаконном обороте, и оружия силовых структур. При этом в нашей стране оборот оружия, начиная с спортивного и заканчивая воинским, не достаточно регламентировано на законодательном уровне. До его принятия граждане Украины приобретают огнестрельное оружие в соответствии с Законом Украины “О праве собственности на отдельные виды имущества”, в порядке, определенном подзаконными актами и инструкциями МВД.
Во многих странах, например, в России, уже принят закон об оружии. У нас Верховная Рада с 1994 года неоднократно предпринимала попытки принять подобный закон, который должен был бы урегулировать оборот на территории в Украины оружия и боеприпасов.
Только в новой четвертой сессии на обсуждения Парламента выносилось 5 вариантов этого проекта Закона. На сегодня, на рассмотрении Верховного Совета Украины находятся два проекта этого Закона: объединенный и доработанный народными депутатами Украины Ю.Кармазиным, Л.Черновецким, В.Нечипоруком, О.Рымаруком №1171 от 22.11.2002 и представленный народными депутатами Украины Й.В. Винським, В.Й. Развадовським, С.С. Бульбой, В.М. Королем, В.С.Зубовим. как альтернативный за № 1171-2 от 11.12.2002.
Оба законопроекта во многом напоминают аналогичный Закон Российской Федерации, однако, с некоторыми национальными особенностями (не всегда оправданными, на наш взгляд). Законопроектами предусмотрено урегулирование правоотношений, которые возникают при обороте в Украине огнестрельного, пневматического, холодного оружия и боеприпасов.
Предусматривается введение оружейного кадастра, а также обязательную сертификацию произведенного в Украине или ввезенного на ее территорию оружия. Определяются условия получения лицензий на производство, ремонт, реализацию оружия и боеприпасов, содержания в тирах, на стрельбищах, охотничьих стендах, а также определяется круг субъектов, которые имеют право на приобретение оружия и порядок приобретения.
При рассмотрении, как вынесенных на обсуждение Парламента, так и других, предоставленных раннее проектов, можно выделить несколько общих аспектов.
1. Главный принципиальный вопрос, которое возникает при рассмотрении проекта этого Закона и требует взвешенного подхода – это целесообразность оборота короткоствольного огнестрельного нарезного оружия (пистолетов и револьверов) в Украине и возможность приобретения этого оружия гражданами Украины. При этом в основном исходят с двух принципиальных позиций.
Приверженцы предоставления гражданами права на приобретение и пользование короткоствольного нарезного оружия считают, что огнестрельное оружие является эффективным способом реализации конституционного права граждан на самооборону, и в условиях повышения криминализации общества, государство, «если не может обеспечить безопасность своих граждан, то, должно хотя бы разрешить им защищать свою жизнь самостоятельно».
Аргумент, который приводится в качестве якобы «неоспоримого»: «у бандитов оружие есть, у них свои законы, а добропорядочным гражданам такой закон будет защитой». Оказавшись в равных условиях с вооруженным преступником, жертва способна оказать серьезное сопротивление. «Почему в распоряжении бандитов есть пушки и гранатометы, а законопослушным гражданам запрещают иметь даже пистолеты?» – задает вопрос один из авторов законопроекта народный депутат Украины Ю.Кармазин. Он утверждает, что получение права на приобретение и применение огнестрельного оружия в демократических странах привело к стабилизации общественного порядка и снижению уровня преступности, потому, что «преступники боятся идти на вооруженных людей».
У американцев есть циничная пословица: “Господь Бог создал людей разными, а полковник Кольт сделал их равными”. То есть втолковывается идея, что револьвер уравнял в силе громилу шириной в шкаф и ветхого старичка, которого ветром качает. Действительно, во многих странах “развитой демократии” разрешена свободная продажа боевого огнестрельного оружия, в том числе и скорострельного. Например, сегодня на руках у американцев приблизительно 200 миллионов единиц огнестрельного оружия, по два ствола на каждую семью. Из них близко 30 млн. единиц - полуавтоматического оружия и 3-4 млн. - современного автоматического самострельного огнестрельного оружия армейских образцов /типа М-16, АК-47 и т.п./ (см. Пояснительную записку к законопроекту №1171 от 22.11.2002 г.). Однако нет уверенности, что приняв аналогичный закон, мы и сами приблизимся к “стандартам” западного мира.
Не отрицая необходимости скрупулезного изучения опыта иных стран, все же считаем, что в любом случае необходимо учитывать особенности нашей страны, менталитет населения, уровень его правовой культуры, а также подготовить условия для такого шага. Ведь мало кто знает, что в Америке еще в 1984 году для помощи правозащитникам в борьбе с преступностью были внедрены Законы “Про вооруженного профессионального преступника” и “Про обширный контроль над преступностью”. Кстати, к лицам, которые признанны “профессиональными преступниками”, закон предусматривает усиленное наказание, по меньшей мере 15 лет лишения свободы. Больше того, Конгресс США определил, что лицо, которое совершило насильственное преступление с применением оружия, будет осуждено на пять лет, а если таким оружием окажется короткоствольная винтовка, дробовик или полуавтомат – до десяти лет заключения. Преступление с применением пулемета или огнестрельного оружия, снаряженного глушителем, наказывается пожизненным заключением без права на амнистию.
Как видим, отношение к вооруженным преступникам весьма жесткое. Но, несмотря на это, за статистическими данными ежедневно от огнестрельного оружия в Америке гибнет десять детей. Впрочем, мы и без всякой статистики знаем из сообщений СМИ, что редкий месяц там обходится без стрельбы, открытой каким-нибудь обиженным, фанатиком или попросту психически неуравновешенным человеком, жаждущим геростратовой славы. Общественность Америки особенно обеспокоена все более возрастающей подростковой преступностью. Весь мир шокировали трагические убийства, в Сан-Диего, Вест-Падука, Литлтон, Джонесборо, Педикеси, Перле, Единборо, Спрингфилде которые были совершены подростками с помощью огнестрельного оружия. Поэтому уже 19 января 1999 года Президент США Билл Клинтон, выступая в Конгрессе, в своей речи поддал сомнению целесообразность свободной продажи оружия в США и подчеркнул необходимость введения ограничения на продажу оружия.
Подобные трагедии не обошли даже такую известную законопослушными гражданами страну, как Германия. Особенно потрясла трагедия, которая произошла в немецком городе Эрфурт в школе имени Гутенберга (05.02.2002 г.), где один из ее бывших учеников начал стрельбу, вследствие которой погибло 18 людей. Эта трагедия – наибольшее массовое убийство в Германии и из времен 2-й мировой войны. Предшествующий подобный инцидент произошел в Германии только два месяца тому, когда студент, исключенный из бизнеса-школы неподалеку Мюнхена, убил трех людей и самого себя. Представители практически всех партий и церкви потребовали от правительства пересмотреть недавно принятый закон об оружии. В некоторых городах власти прекратили выдавать частным лицам разрешение на его хранение.
Поэтому при рассмотрении вопроса о возможности продажи населению огнестрельного короткоствольного оружия, следует взять во внимание такие реалии Украины, как высокий уровень преступности, несовершенство правового сознания населения, отсутствие законов, которые бы регулировало правовые отношения в сфере охранительной деятельности и т.п., что не дает оснований предполагать, что с введением продажи населению пистолетов и револьверов волна преступности резко пойдет вниз. Ведь на Украине по сведениям МВД, три убийства из пяти происходят на бытовой почве! А к тому же и телевидение, и газеты перенасыщены информацией, связанной с насилием. И человек привыкает к тому, что все проблемы он сможет решить при помощи физической силы либо оружия. А если он от природы слаб, «забит», хил, но честолюбив и тщеславен, хочет непременно быть лидером, то он, скорее всего, потянется к оружию.
Таким образом, мы придерживаемся мнения, что на сегодня еще рано идти на такой радикальный шаг, как разрешение продажи короткоствольного огнестрельного нарезного оружия населению. Категорически возражает против предоставления возможности продажи оружия Министерство внутренних дел Украины. По мнению сотрудников правоохранительных органов принятие такого решения может осложнить криминогенной ситуации как в столице так и в государстве в целом. Так в минувшем году с применением огнестрельного оружия в Киеве было совершено 41 преступление, в том числе 30 умышленных убийств. У членов 28 организованных преступных группировок, которые совершили 180 преступлений, столичные сотрудники правоохранительных органов изъяли 30 единиц огнестрельного оружия. На данный момент в розыске находится около пятисот пистолетов и револьверов, 171 карабин, 117 винтовок, а также свыше тысячи 600 единиц газового оружия.
А за пять последних лет при задержании преступников, которые применило огнестрельное оружие, погибло четверо работников милиции, столько же получили ранение. По мнению специалистов короткоствольное нарезное оружие является опаснейшим среди тех видов оружия, которые сейчас находятся в собственности граждан.
Вместе с тем, выход, предложенный народными депутатами Украины, практически у всех законопроектах (кроме №1171-2 от 11 декабря 2002 года), а именно: предоставить право на приобретение такого вида оружия лишь отдельным слоям населения, усматривается сомнительным.
Безусловно, не вызывает сомнения факт необходимости предоставления права на ношение огнестрельного оружия сотрудникам правоохранительных органов и судьям, которые непосредственно подвергаются опасности со стороны криминальных структур в связи с профессиональной деятельностью. Однако такое право уже предоставлено указанным лицам Законом “О государственной защите работников суда и правоохранительных органов”, в котором указано, что кроме других видов государственной защиты, сотрудники правоохранительных органов и суда, соответственно имеют право на получение оружия, средств индивидуальной защиты и извещения об опасности. Поэтому дополнительно дублировать его еще в одном законе, считаем, нет необходимости.
Что касается предоставления такого права иным «привилегированным» лицам, например, народным депутатам Украины, и депутатами органов местного самоуправления, госслужащими 1- 6-й категории, членам Кабинета министров Украины (согласно законопроекту № 1171 от 22 ноября 2002 г.) или руководящим должностным лицам Администрации Президента Украины и руководителям местных органов исполнительной власти (согласно законопроекту №1171-1 от 2 октября 2002 г.), то в первую очередь это нарушает известный конституционный принцип, установленный ст. 24 Конституции Украины, за которым “не может быть привилегий или ограничений за признаками…социального происхождения, имущественного состояния, местожительства, или другими признаками”. Кроме того, предполагается предоставить возможность приобретать огнестрельное оружие лицам, которые и так имеют право на дополнительную государственную защиту по сравнению с иными гражданами.
Так, безопасность народных депутатов Украины обеспечивается Управлением государственной охраны Украины вместе с органами Службы безопасности Украины и Министерством внутренних дел (см. Закон “О статусе народного депутата Украины”) при выполнении ними депутатских полномочий, а также по месту их проживания и членов их семьи, что, наверное, предоставляет более надежную защиту, чем получение огнестрельного оружия.
Кроме народных депутатов Украины, государственная охрана в случае наличия угрозы жизни или здоровью может осуществляться относительно членов Кабинета Министров Украины, руководителей центральных органов исполнительной власти, которые не являются членами Кабинета Министров Украины, судей Конституционного Суда Украины и Верховного Суда Украины, Председателя Национального банка Украины, Председателя Верховного Совета Автономной Республики Крым, Председателя Совета министров Автономной Республики Крым (см. ст. 7 Закона Украины “О государственной охране органов государственной власти Украины и должностных лиц).
Иное ограничение на приобретение огнестрельного оружия, хотя это прямо не предусмотрено законопроектами, сводится к возможности приобрести огнестрельное оружие лишь материально обеспеченным лицам,
Для простого смертного «железный друг» — это роскошь, по цене от 150 до 500 долларов. Прибавьте сюда затраты на покупку патронов и металлического сейфа. платное обучение и собирание всяких справок. Установленная на сегодня процедура приобретения оружия самозащиты, которая требует прохождение разрешительной системы и получения ряда медицинских справок (тянется приблизительно месяц и стоит приблизительно 250 грн.) будет существенно усложнена. Так, кроме этого, счастливому собственнику нагана или пистолета придется пройти платные курсы, сдать зачет да еще платить налог на оружие. Учитывая указанную сумму, не каждый гражданин сможет ее приобрести. А криминальные структуры, которые имеют значительные капиталы, легко могут воспользоваться предоставленными возможностями для собственного вооружения через подставных юридических и физических лиц и в дальнейшем использовать в своих преступных целях.
На наш взгляд, учитывая вышеизложенное, к продаже огнестрельных пистолетов и револьверов нужно переходить постепенно. А для начала легализовать торговлю специальными средствами самообороны. Например, «короткими стволами», стреляющими резиновыми и прочими пулями не смертельного действия, при этом, не усложняя процедуру получения такого оружия.
Кроме того, при доработке законопроектов необходимо обратить внимание на следующие проблемы.
2. Законопроектам не хватает четкости формулировок. Так, все проекты, как и российский закон «Об оружии», предусматривают разделение всего оружия на три типа: военное (в России подобный тип назван боевым), служебно-штатное и гражданское, но в отличие от российского закона, не устанавливают четких критериев и признаков, которые должны отличать один тип оружия от другого.
В связи с этим, например, непонятно к какому виду оружия может быть отнесен пистолет Макарова (ПМ), (см. законопроект № 1171 от 22.11. 2002 г.) который находится на вооружении, как воинских формирований, так и правоохранительных органов?
Вне сферы правового регулирование оказывается автоматическое оружие правоохранительных органов (МВД, СБУ), поскольку служебно-штатное оружие, которым согласно законопроекту (см. № 1171 от 22.11.2002 г.) предусмотрено оснастить правоохранительные органы, не может быть автоматическим. Также правоохранительные органы не смогут оснащать оружие приспособлениями для бесшумной стрельбы и прицелами ночного видения, так как проектом предусмотрено, что иметь подобные устройства могут только Вооруженные Силы Украины и иные воинские формирования.
В альтернативном проекте (№ 1171-2 от 11.12.2002 г.) пять видов оружия одновременно отнесены как к служебно-штатному оружию, так и к гражданскому (см.: ст.ст.4, и 5 этого проекта). Считаем, такой подход к разделению оружия по типам в зависимости от субъектов использования ошибочен, поскольку любой категории оружия должны быть присущи собственные квалифицирующие признаки в зависимости от конструктивных особенностей и функционального предназначения,
3. Вместе с тем, все законопроекты перегружены терминологией, техническими характеристиками, слишком детальной регламентацией и информацией справочного характера. Таким образом, законопроект представляет собой не нормативно-правовой акт, а справочное пособие по криминалистике.
Например, непонятно с какой целью устанавливаются технические параметры холодного оружия или приводится детальная его классификация на ударно-дробильное, колющее, рубяще-колюющее та режуще-колющее, ведь на нормативно-правовое регулирование это не оказывает никакого влияния.
Также представляется сомнительным, например, установление конкретной марки наградного оружия. Подобная практика, на наш взгляд, нецелесообразна, поскольку закон должен регламентировать лишь наиболее общие и принципиальные вопросы, не превращаясь на техническую инструкцию.
С другой стороны, пытаясь регламентировать все возможные правоотношения, определить все известные марки оружия, законодатель, тем самым искусственно сужает границы регулирования закона, например, пытаясь определить исчерпывающий перечень холодного оружия, которая запрещено для ношения гражданами. Ведь в таком случае, любое другое холодное оружие, которое не предусмотрено в этом списке, автоматически должно считаться разрешенным, несмотря на сходные боевые качества. Кстати, непонятно, почему законодатель запрещает такое экзотическое оружие, как сюрикени и нунчаки и не обращается внимание на более привычные сабли, шестоперы и иные более привычные виды оружия.
4. Требует основательной переработки понятийный аппарат законопроектов. Ряд терминов, использующихся в проектах, не согласованы с Конституцией, противоречат или дублируют действующие законы Украины, содержат внутренние противоречия.
Это касается определения понятий «должностные лица», «государственные органы» (проект № 1171 от 22.11. 2002 г.). Под «реализацией» оружия, согласно данному проектом определению этого термина, понимается только торговля.
Кроме этого, проекты вводят ряд дополнительных, ненужных на наш взгляд, терминов. К примеру, термины “ведомственное” и “личное” оружие, (предусмотренные проектом №1171-2 от 11.12.2002 г.), почти не используются в законопроекте, а с другой стороны, указанные понятия охватывают как воинское, так и служебно-штатное оружие, что, окончательно запутывает и так не простой для восприятия закон.
5. Учитывая, что ряд положений проекта имеют техническо-прикладной характер, считаем, следовало бы его согласовать с соответствующими заинтересованными ведомствами, в первую очередь с Министерством внутренних дел Украины, а также с соответствующими специалистами в области криминалистики. Ведь решение некоторых вопросов предложено недостаточно квалифицированно.
Например, считаем не совсем обоснованным запрет на использование гражданами патронов к газовому оружию, заряженных “нервно-паралитическими” веществами. Конечно, газовые баллончики, обычно импортного производства, с привлекательной для обывателей грозной надписью «нервно-паралитический газ», получили широкое распространение на территории бывшего Союза. Хотя обычно на тех же баллончиках рядом с русской надписью, на иностранном языке сообщалось, что снаряжены они газом общераздражающего или слезоточивого действия. Ведь нервно-паралитические газы относятся к опаснейшим боевым отравляющим средствам (Зарин (GB), Зоман (GD), Ви-Ікс (VX), которые вызывают мгновенный паралич центральной нервной системы и смерть (смертельная доза составляет тысячные доли грамма). Причем стойкость таких веществ на местности составляет от 1 до 60 суток. Понятно, что газовое оружие (как вид гражданского оружия) вообще не может снаряжаться такими боеприпасами.
Подлежит также взвешенному подходу запрет на применение «пуль со смещенным центром тяжести», поскольку формально таких пуль не существует. Следует учесть, что любая продолговатая пуля имеет смещенный к ее хвостовой части центр веса. А что касается пуль калибра 5,45-мм. к автомату Калашникова АК-74 (под которыми обычно и понимает эти пресловутые «пули со смещенным центром тяжести»), то чтобы компенсировать уменьшение дульной энергии такой пули в сравнении с пулей к 7,62-мм патрону, компоненты пули к патрону 5,45-мм были подобраны так, что центр ее веса смещен назад к той границе, при которой пуля сохраняет свою стойкость только во время полета, а при попадании в любое препятствие, даже легчайшее, утрачивает ее и начинает "кувыркаться". Однако указанная пуля имеет обозначение "ПС" и маркирование как "пуля обычная со стальным сердечником" (что не позволит предъявить обвинение в применении пули “со смещенным центром тяжести").
6. Нельзя согласиться с ограничением возможности приобретать юридическим и физическим лицам лишь оружие отечественного производства (см. ст. 11 проекта), что, на наш взгляд, не согласовывается с требованиями антимонопольного законодательства, поскольку Украина не имеет развитого производства стрелкового оружия. Вдобавок, воинские и правоохранительные формирования Украины уже дано право на приобретение иностранного оружия (см. например, ст. 23 Закона Украины “О государственной охране органов государственной власти Украины и должностных лиц”).

Таким образом, считаем, что принятие Закона об оружии необходимо, однако предложенные на рассмотрение Парламента проекты, подлежат основательной доработке и согласованию со специалистами и соответствующими ведомствами, в первую очередь с МВД. В противном случае, принятие такого Закона принесет больше вреда, чем пользы.

Главная » Архив номеров » номер 9 » Перспективы вооружения населения